Телестудия Роскосмоса
English

СМИ о нас

14 мая 2014Полёт к людям-звёздам
Наталья родом из Казахстана. Но вся ее юность прошла в Дмитровском районе. Здесь она окончила школу, у нее много друзей и знакомых, здесь живет ее мама. Поэтому Орловщину Наталья считает своей родиной и использует любую возможность, чтобы приехать.
В этот раз она приехала с космонавтом Александром Мисуркиным на его фотовыставку. Мы сидим в сквере Танкистов и говорим о космосе, который для Натальи стал больше, чем просто работа.
— С чего началась твоя космическая журналистика?
— По натуре я человек мечтательный. Журналистом хотела быть всегда. Не суть важно в какой области, главное, что именно в данной профессии. Поступила в ОГУ на журфак. На третьем курсе поехала на Грушинский фестиваль. Сделала сюжет. И мне предложили работу на Первом канале. Наверное, я взяла своей настойчивостью. На фестиваль приехала без оператора и камеры, с одной кассетой. И всех доставала, прося сделать подсъемки. Мне так и сказали: «Ты такая смелая и упорная, тебе надо работать в Москве». Я и поехала.
На Первом канале в программе «Доброе утро» занималась детской рубрикой «Шпаргалка». Потом перешла в новостийную журналистику.
Когда вышла замуж, захотелось более спокойной работы. С ритмом жизни корреспондента Первого канала это невозможно. Как раз в то время в студии Роскосмоса начинали делать программу «Космонавтика» на канале «Россия-24», и руководитель студии, которого я знала еще по Первому каналу, набирал группу корреспондентов. Отправила резюме. Меня приняли.
Сейчас супруг смеется: «Искала тихую гавань, а начала ездить по командировкам». Я все время где-то бываю, с кем-то встречаюсь. Но мне это нравится.
Космос — это непознанный мир. И я, как школьник, до сих пор для себя и для зрителей его открываю.
— Отбор в студию Роскосмоса такой же, как в космонавты?
— Нет, конечно. Все зависит исключительно от интересов журналиста. Отбора никакого нет. Я бы сказала так: отбор происходит временем.
В реализации своего творческого потенциала мы не имеем ограничений. Но обо всем, что происходит — будь то старт космического корабля или подготовка к нему, мы говорим со знанием дела. Во все вникаем, разбираемся в устройстве космических конструкций. Не так скрупулезно, как космонавты, но все же. Любителей в такой отрасли журналистики быть не должно: она требует от журналиста прочной и надежной осведомленности о том, о чем он рассказывает.
Я счастливый человек. Честно! Просыпаюсь в четыре утра, чтобы поехать на съемки, задерживаюсь иногда до позднего вечера. Операторы поругивают: «Зачем ты так много снимаешь?». А я не могу остановиться.
— Когда делаешь программы, наверное, становишься чуть-чуть космонавтом…
— Безусловно. Скажу больше: часто сожалею, что раньше не попробовала свои силы в космонавтике. Понятно, что уже есть ограничения по возрасту, есть упущения в физической подготовке. Общаясь со школьниками, всегда говорю о том, что они даже не представляют, какие в их возрасте заложены возможности. Не нужно их упускать.
И хотя космонавтом мне уже не стать, моя работа — это как внутренний полет в космос. Свое приближение к людям, которые в отличие от меня смогли это сделать.
— К людям-звездам?
— Что самое удивительное, я не отношусь к ним как звездам. И главное — они не относятся так к себе. В этом вся прелесть. Они обычные люди. Просто на их примере понимаешь, что человеческие возможности безграничны. Ограничиваем их мы сами — незнанием, нежеланием, ленью.
— Ты говоришь, что космонавты — обычные люди. Но они все равно особенные. Они побывали там и видели то, о чем мы можем узнать лишь с экранов телевизора или компьютера. Легко или сложно работать с ними?
— Я не отношусь так: вот они побывали там, они увидели то… Да, они — одни из немногих, кто полетел в космос. Вообще, чуть более 500 людей во всем мире побывали в космосе. Из них советских и российских — 117 человек. Но я, например, с таким же восторгом отношусь к тем, кто спускается глубоко в шахты или погружается на подводных лодках в моря и океаны. Каждый день совершают подвиг водители «скорой помощи», врачи. Они тоже особенные люди.
Космонавты в один голос заявляют, что когда они смотрят на все из космоса, то понимают, насколько это хрупко, и что делить там нечего. Какая-нибудь вспышка или метеорит — и все.
Космонавтами я восхищаюсь в том плане, что они смогли сделать невозможное для многих. Они действительно открыли потрясающие картины неземной красоты с высоты 400 километров. И если бы у меня был выбор: увидеть эту красоту самой или отдать «билет» в космос кому-то другому, я бы отдала. И знаете кому? Политикам. Пускай бы они полетели и увидели хрупкую Землю. Космонавты в один голос заявляют, что когда они смотрят на все из космоса, то понимают, насколько это хрупко, и что делить там нечего. Какая-нибудь вспышка или метеорит — и все.
— Ты находишься в эпицентре космических событий. С чем можешь сравнить свои ощущения?
— Их не передать словами. Старт — апогей всего, это накал эмоций, нервов. Но не менее захватывает подготовка космонавтов.
Когда экипаж выходит из гостиницы «Космонавт», и ребята едут надевать скафандры, звучит песня «Трава у дома». На глаза наворачиваются слезы. Так каждый раз. Эти ощущения объединяют всех, кто наблюдает за происходящим. Поэтому, наверное, у нас со многими космонавтами, техниками теплые отношения. Мы дружим семьями. Так, Юле Новицкой, жене космонавта Олега Новицкого, я предложила вести каждый день дневник во время полета мужа. Она это делала на странице Роскосмоса. А затем в Белоруссии, откуда родом Олег, предложили издать книгу «Дневник жены космонавта. Голос сердца».
— Журналистика должна быть актуальной всегда. Насколько востребованны репортажи, сюжеты о космосе для общества?
— Для себя сделала вывод: исключительно журналисты диктуют тренды и делают информационный продукт либо востребованным, либо нет. На мой взгляд, проблема телевидения в том, что оно перестало делать интересные познавательные программы, все — заказное.
Плюс нашей студии в том, что она зарождалась тогда, когда о космосе практически не говорили. На некоторых каналах выходили какие-то сюжеты, но они были разовыми и непредсказуемыми. Мы же начали делать программу каждую неделю. И теперь зритель знает, что в субботу и воскресенье его ждет очередной выход программы, но с новыми героями.
От журналистов зависит, как часто и что они будут говорить, как это будут преподносить. Когда журналист входит в тему и она для него становится непроходной, а он вливается в нее, старается показать, рассказать от души, как делают мои коллеги, материал запоминается и находит отклики. Он точно будет востребованным.
— В Звездном городке о тебе чуть ли не легенды ходят: парашютных прыжков больше, чем у космонавтов, в гидробассейне была, в невесомости работала. Что это — профессиональное любопытство, желание познать свои возможности или что-то другое?
— Начну с того, что у многих космонавтов прыжков больше, чем у меня. Но это правда, что я стараюсь испытать хотя бы малую толику того, что испытывают космонавты. Это, наверное, тот случай, когда не съел, так понадкусывал. Мне это безумно интересно. И, безусловно, это познание себя.
— Рейтинги твоих документальных фильмов и репортажей высокие. Их смотрят не только в России. Поклонники есть?
— Пишут многие. У иностранцев есть возможность прилетать на Байконур, им все всегда интересно. Они активнее русских следят за нашими выпусками.
Мы много ездим на выставки. К стенду Роскосмоса подходит огромное число людей, которые о российской космонавтике, космонавтах знают не понаслышке. Был забавный случай: во время интервью ко мне подбежал француз за автографом. Я ему удивленно и растерянно: «Вы меня с кем-то перепутали». «Нет, нет. Вы — Наталья из Роскосмоса».
Наша молодежь, которая приезжает в Звездный городок, тоже подходит: «А мы вас по телевизору видели». Отлично! Значит, смотрят.
— Вспомни самый примечательный, может быть, курьезный случай в работе.
— Примечательного столько, что трудно выделить что-то особенное. Пожалуй, самым неожиданным и запоминающимся стало ­поздравление с днем рождения. Он у меня 31 декабря. Все уже за столом, звучат тосты. И тут звонок на мобильный. На связи наши космонавты, которые как раз вышли на орбиту. Каждый из них поздравил меня отдельно. Было не просто приятно. Потрясающе! Ведь это был звонок из космоса.
— Когда приезжаешь в Дмитровск, где бываешь, с кем общаешься?
— Стараюсь обязательно сходить в родную школу № 2 в Дмитровске. Встречаюсь с учителями, школьниками. С ребятами говорим о журналистике, о космосе, конечно же. Привожу им фильмы с рассказами космонавтов, фотографии с орбиты. Об этом нужно говорить, детей нужно увлекать.
К сожалению, космонавты не герои нашего времени. Но их можно и нужно ставить в пример. Ведь обычный парень из орловской школы Александр Мисуркин полетел в космос. Это действительно реально. Просто надо мечтать, верить в мечту и настойчиво идти к ней.
 
Орел регион
http://epressa.su/news/society/polyet_k_lyudyam_zvyezdam/
информационно-аналитическое интернет-издание Орловской области 

 

5.07.2019

Планируемый

пуск

РН «Союз-2.1б»

РБ «Фрегат»

КА «Метеор-М» №2-2

Восточный

 

30.05.2019

Состоявшийся

пуск

РН «Протон-М»

РБ «Бриз-М»

КА «Ямал-601»

Байконур,

пл. 200

20:42 мск

Видео